Личный онлайн дневник «Vрасцвете»

Проблемы? Писать СЮДА.                                       Правила сайта ЗДЕСЬ.

«ЭТОТ ПРАЗДНИК СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ»

0
Голосов: 0
Автор: Ник
Опубликовано: 1576 дней назад (25 июня 2015)
Редактировалось: 2 раза — последний 25 апреля 2017
Вы когда-нибудь задумывались, почему фронтовики на девятое мая плачут? Ну, либо с каменными тяжелыми лицами отмечают этот день. Одним словом не веселятся как вся страна в пьяном угаре.
Почему? - они же победили и должны прыгать от радости, от такой блистательной, почетной, гениальной и доблестной победы?
Большинство людей, наверное, воспринимают это как боль от потери боевых товарищей. Отчасти это так, но позвольте, раз победа Великая и Доблестная то к чему эта скорбь? И в то же время очень любопытно наблюдать за старичками из СС или пресловутого УПА. Ну, бог с ним с СС. Давайте возьмем УПА ветеранов. Они же вроде бы и проиграли и вроде бы тоже теряли боевых товарищей, но на их лицах, как правило, гордость, либо как минимум уверенность.
Опять же обыватель скажет, что они просто борзые бесчувственные подонки.
От чего мы думаем о слезах одних так, а об уверенности других – так, я могу объяснить: потому что это самое простое. Нам создали два образа, и мы яростно вцепившись в эти образы зубами, не допускаем даже мысли о том, что все не так просто и очевидно.
А может все куда прозаичнее и одни просто не жалеют о прожитой жизни, а другие…
Но я не хочу мыслить столь категоричными понятиями и уж тем более равнять гвозди с котлетами. Где гвозди, а где котлеты решать точно не мне. Но и нюрнбергский трибунал для меня тоже не эталон справедливости. Например, немецкие подводники почему-то оказались «зверями», а британские и американские, которые вели на морях точно такую же, как и немцы «неограниченную войну» - почему-то нет. Хотя именно немецкие экипажи подводных лодок были единственными, кто после торпедирования вражеских судов всплывали, чтобы спасти людей с тонущих транспортов. Парадокс? Не английские, не американские, не русские подводники ничего подобного не делали. Это один из тысяч эпизодов той войны, который совсем не демонстрирует что одни точно – плохие, а другие – точно хорошие.
Но как любят говорить «Победителей не судят!», или «Горе – проигравшим!», ладно допустим, тогда откуда слезы на глазах победителей? Ведь как пить дать их контрибуцию платить не заставили и лидеров не повесили.
Если кто-то решит со мной поспорить и скажет, что, мол, его дед великий воин имеет кучу наград и всегда гордился победой, Сталиным и Мехлисом, я могу сказать, что мои деды несколько иначе видели ту войну и помимо орденов принесли с собой с фронта кучу ранений – это как бы на всякий случай, чтобы вы не подумали по-привычному шаблону, что мои деды воевали у Власова или в УПА. До остальных дедов могу сказать следующее: те, кто при жизни рассказывали о великой доблести – те, либо не были за всю войну ни разу на фронте, либо сидели в заград.отряде, либо в тыловых частях и хватали за сиську Машку телеграфистку. А те, кто был на фронте, но вторили этой бредятине о Чудо победе и об ее славности, тот видимо выработал в себе за многие годы как бы защитную реакцию. Они просто заставили себя верить в то, что все было не так, как было, ибо правду войны всегда хочется забыть, особенно неприятную правду. Настоящие фронтовики не рассказывают о войне, либо рассказывают о ней с диким матом. Мат только не в сторону немцев обычно…
Я же выступаю всего лишь на всего защитником самой бесправной и немой категории фронтовиков, той, что осталась лежать навечно на полях сражений. Они и именно они – выиграли ту войну, внесли тот самый весомый в клад в эту победу. Это они добровольно оставались прикрывать свои отступающие части, и они же бежали на безымянные высотки, расстреливаемые в упор. И наконец, они заслужили право быть услышанными нами, «благодарными» потомками, и они точно знают, что в их очень часто бессмысленных смертях – не было ничего героического и эта победа совсем не праздник, а самая что ни на есть величайшая трагедия нашего русского народа.
Конечно же, я мог писать и со стороны красной армии, но как бы вы тогда услышали голос тех самых бесправных, забытых, погибших красноармейцев. Чтобы их услышать, нужно быть с той стороны пулемета и жать на гашетку.
Попробую копнуть чуть глубже победных фанфар и воплей «дИдывоевали!», а что мы знаем о том, как они воевали? Что лежит за этой фразой «Я помню! Я горжусь!»?

На фронте красноармейцы, часто по-черному, шутили «подвиг солдата – это ошибка командира…» Что вполне логично, если командование все делает правильно, какой смысл в затыкании амбразур собственным телом? И потому у немцев не было ни летчиков идущих на таран, ни пехотинцев бросающихся грудью на вражеский пулемет. А зачем? Твой командир тебе скажет «Садись, бери еще запас бомб, и снова в небо!» - это же проще, чем ждать потом новый самолет и уж, тем более опытного летчика. А командир роты инфантерии сделает все возможное, чтобы заткнуть пулемёт врага разумным способом, ведь его этому учили в офицерской школе, лучше же подумать, как обойти ДЗОТ, чем потом ВЫМАЛИВАТЬ у командования пополнение. Это у нас принято этим гордиться, да еще и притыкать немцам то, что они, мол, так не могли, потому что трусы.
Но никто не хочет даже представить степень мужества немецких солдат в блокированном Сталинграде. Без всякого утопического самоубийственного штурма русских позиций голодные с отмороженными пальцами они продолжали сражаться до самого конца, не теряя управления и, пытаясь удержать хотя бы зачатки дисциплины. А теперь вспомните хоть одну советскую группировку, которая в окружении сделала что-то подобное? Нет, не дохла тысячами в заготовленных засадах, не утопая в болоте, не жевала кору, не бросала вверенное тяжелое вооружение, и которое бы не бросило командование, свалив на кукурузнике из котла? Очень похоже, было вяземское в сорок втором и окружение второй ударной армии под Волоховым и там и там командармы не бросили свои войска. Одним из этих командармов был Власов – метаморфоза да? Но смысл этих котлов? Что они сделали на стратегическом уровне полезного для Красной армии, кроме своего массового умирания? Ни - че - го…
А шестая армия Вермахта благодаря тому, что держала на себе кучу войск РККА, спасла всю кавказскую группировку, в состав которой помимо семнадцатой полевой армии входила еще и танковая группа. Ну и в придачу солдаты Паулюса забрали с собой на тот свет, целую кучу войск РККА, которых, кстати, можно было бы и не гробить, учитывая всю безысходность окруженной группировки немцев. Но наши дИды видимо в сто первый раз спешили к какой-то дате. У нас это любят. У нас всякие даты всегда важнее человеческих жизней. И девятого мая мы это ярко демонстрируем. Вместо этих наклеек на свои «мерседесы» (на Берлин!) лучше скинулись всей страной и ветеранам подарили бы по две пачки сливочного масла...
Кто-то, наверное, скажет, но наши «окруженцы» тоже немцев задерживали. Да, наверное, особенно минский и киевский котел. А теперь представьте, что эти стотысячные группировки не сидели бы в котле, а находились бы в окопах на Днепре. Дошли бы тогда немцы до Москвы?
Когда меня спрашивают, а что нужно было все просрать, я всегда отвечаю: «Воевать надо было лучше!». Ведь было и кому и чем, но нам, видимо, в подавляющем большинстве больше нравятся истории про красноармейцев, которые во имя Родины жрут кожаные ботинки с голодухи, в каком ни будь болоте, в окружении. За что, за что вы так не любите своих солдат и свой народ? За что?

Вы сначала скормите своим детям своего же ребенка, а потом говорите о том, что Ленинград – ненужно было сдавать немцам! Вот тогда да, вот тогда я готов выслушать эти замечательные истории о том, как важно было удержать Эрмитаж, когда на ваших глазах от голода померли все родные. И о том, что все кто не видят смысла в трехлетней блокаде – западные провокаторы. Вот скажите мне в чем великая доблесть блокадников заключается? В том, что они молча умирали от голода? В чем смысл и отвага? Как умирание детей от голода помогло борьбе с Гитлером? Если вы считаете что город нельзя было оставить, тогда не нужно было допускать его блокирования! Посидите неделю на одном куске хлеба в день, черт с ним с граммами, просто на одном кусочке хлеба, и потом снова спросите себя, в чем это «великая» доблесть? «Вот они за то снаряды делали…» - для кого? Для солдат в голодном обмороке? Сколько эти доходяги под градом бомб сделали снарядов? Что на Урале не судьба было без массового вымирания эти же снаряды делать?! А что все статуи и янтарную комнату вывести нельзя было? Или что статуи важнее миллионов дистрофиков умирающих от тифа? Вы вообще люди – когда говорите, что Ленинград нельзя было сдавать?
Еще нельзя было сдавать Минск, Киев, Харьков, Смоленск…
Ведь правда? Потому войска, которые их обороняли, попали в плен и умирали уже в немецком плену от голода. Тоже доблесть? Вы скажите за то Ленинграду повезло – ну наверное это везение когда от голода умирают не солдаты а дети…

Я очень хочу, чтобы в моей стране наконец-то поняли одну очень простую вещь, это очень глупо, нелепо и аморально восторгается массовым героизмом, проявленным Красной армией и его народом в годы Великой отечественной войны. Ведь если следовать солдатской присказке, массовый героизм – это следствие массовых ошибок, халатности и преступлений. Массовых ошибок, массовой халатности и массовых преступлений!
И я как потомок тех, кто придумывал такие «некрасивые» и «неудобные» для восприятия «Великой победы» поговорки, считаю своим долгом видеть в их подвиге огромную трагедию, радоваться которой предательство, по отношению к тем, кто эти подвиги совершал, исправляя чьи-то ошибки и преступления. Преступления против своих же солдат и народа.
А еще меня тошнит от тех, кто говорит, лучше такая победа, чем поражение. Люди, очнитесь, вы о чем? За что вы так не уважаете и не любите свой народ?! С чего вы вдруг решили, что мы не могли победить иначе, не угробив миллионы русских людей, не сжигая тысячи своих деревень, не выгоняя своих женщин и детей рыть противотанковые рвы? Что нам мешало воевать как немцам, кроме гордыни и веры в свое величие, а по большей части банальной трусости? Ведь были у нас в 41-м и Черниховский, Кабанов, Сафронов и ряд других командиров как Белов и Ефремов, которые могли наносить немцам ощутимые удары, не гробя при этом свой личный состав понапрасну. Следовательно, не было и массового отупения и желания завалить немцев трупами. Но почему мы выбрали все же заваливание противника трупами? Почему не захотели посмотреть правде в глаза?
Но это дело уже прошлого и его не изменить, как и не изменить важности американской тушенки и американских ботинок. Был ли у них тогда маневр выбирать или делать выводы? Думаю, нет. И некогда было рассусоливать: «А что там, да как?» - нужно было стеной вставать и биться насмерть. А мы теперь что же? Что нам сегодня мешает русским самим себе признаться в том, что не было там никакой Великой победы? Что мешает нам сегодня сказать «спасибо Сему за тушенку – деду!», что мешает признаться что украинцы, так же как и русские и грузины с казахами, одинаково бросались в безнадежные атаки? Там, под немецкими пулями, было все равно любишь ты Ленина или вообще не знаешь кто это.
Почему мы сегодня не хотим признаться себе, что вовсе не святые и эстонские СС пошли в СС потому, что им было, за что нас не любить? А украинцам, им было, за что нас любить, когда они пошли добровольцами в красную армию? Хоть одна причина была у них воевать за наш Сталинград, Ленинград и Ржев?
Как всегда слишком много вопросов и как всегда слишком мало ответов. Мой рассказ это вопрос. А ответы должен найти читатель сам те, которые ему ближе, те которые диктует ему собственная совесть.

P.S.
Моя жена когда читала, сказала что меня хрен в России кто напечатает, меня быстрее посадят. Страшно ли мне? А разве восьми миллионам красноармейцев было не страшно умирать за такую Родину? И разве был у них выбор? Выбор конечно есть всегда, выжить конечно было можно. Но как потом с этим жить - плача, когда другие смеются?
1007 просмотров
Комментарии (1)
Владимир # 29 июня 2015 в 00:32 0
Все правильно и по делу. А теперь осталось только орфографию проверить - а то опечатки и ляпы портят все чтение. ИМХО