Личный онлайн дневник «Vрасцвете»

Проблемы? Писать СЮДА.                                       Правила сайта ЗДЕСЬ.

Провидение. Глава 3. Надеюсь Вам будет интересно

0
Голосов: 2
Автор: Автор
Опубликовано: 3229 дней назад (22 июля 2013)
Одна из моих любимых глав :)))


Глава 3

Прозвенел звонок. Все встали мечтая услышать от химички долгожданную фразу: "Урок окончен, все свободны". Но Надежда Николаевна не торопилась, она аккуратно выводила мелом на доске страницы и номера заданий на дом. "Звонок звенит для учителя, а не для учеников" - вспомнила я, как говорят наши учителя, и из груди вырвался смешок. Я не стала дожидаться разрешения учительницы на сборы и воспользовавшись случаем, что Надежда Николаевна повёрнута ко мне спиной и не видит меня, быстро скинула учебные принадлежности в сумку и направилась к Ираклию. Он тоже, как и я не стал дожидаться разрешения идти на перемену, и лихорадочно собирал вещи, явно куда-то торопясь. Я подошла к нему достаточно близко, чтоб хорошо видеть его лицо и сказала:
- Прости.
Ираклий замер на мгновенье, поднял голову и после длительного молчанья ответил:
- Забудь, - и внимательно заглянул мне в глаза, как бы искал ответ на вопрос: "Ты сейчас серьёзно?"
Я постаралась вложить в свой взгляд всю искренность и доброту, и у меня, кажется, это получилось.
Ираклий быстро взял рюкзак и прошёл мимо меня направляясь к выходу ни сказав больше ни одного слова.
Я продолжала стоять у парты Ираклия одна, полностью погружённая своими мыслями. Я не могла понять, простил ли он меня или сказал так, чтоб я от него отстала и больше не задерживала. Но зачем мне врать? Он всегда был со мной искренним и честным. К чему вся эта игра?
На душе было уже легче, ведь я извинилась, а он принял это глупое извинение, без всяких упрёков и обид.
- Ладно, хватит изображать тут "Статую Свободы", - прервала мои мысли Ирка и поманила меня жестом в соседний кабинет, на урок Алгебры.
Единственным хорошим событием за сегодняшнее утро было то, что завуч поменял расписание и теперь все уроки должны проходить на первом этаже, и мне не придётся ползать по всей школе в поисках кабинета с кровавыми мозолями.
- Ир, я так хотела ему о многом сказать, но получилось только одно слово: прости. Мне кажется, что он всё-таки ещё не простил, - сказала я подруге, когда мы заходили в класс.
- А он, что?
- Сказал: забудь. Но как-то это странно, понимаешь? Ты же сама с Иракли не один год знакома. Он всегда был готов выслушать, а тут быстро ответил и убежал. Я даже, если честно, не знаю что и думать.
- Мне, кажется, ты всё преувеличиваешь, - с насмешкой сказала Ирка.
- Ладно, пусть всё будет так, как есть, может ты и права. Кстати, ты не заметила, что Иракли, как-то похорошел, симпатичней стал что ли.
- Не знаю, я не обратила внимание, вот только как-то походка стала более изящней. А может, ты просто влюбилась, я слышала такое бывает, - с иронией сказала Ирка.
Но я не успела ей ответить, потому что в класс зашёл учитель и я вернулась на своё рабочее место.
В глазах маячила маленькая фигурка учителя, которая ни секунды не стояла на месте. Его изумрудный пиджак был на него велик, особенно в плечах, но штаны этого же цвета были ему по щиколотку, трудно было понять - этот костюм на него маленький или большой. Красное лицо напоминало мне помидор, оно всегда у него такое, сколько его я знаю. Чёрные короткие волосы всегда взъерошены и вызывали у меня смех, но со временем я уже привыкла к этому не стандартному виду учителя математики. Маленькие чёрные глаза с хитростью смотрели на каждого ученика, пытаясь чем-то насалить. Своим противным характером, неустойчивой походкой и неаккуратным внешним видом математик напоминал противного школьника младших классов. У него было прозвище- Шалун. В повседневной жизни его называли Шалуном и только на уроках - Артёмом Филипповичем.
Шалун что-то усердно рассказывал про тригонометрические уравнения. Я старалась внимательно его слушать и вникать в совершённо новую тему, но мысли не давали мне сосредоточиться и постоянно отвлекали. Меня очень сильно задели слова Ирки, неужели я влюбилась в Ираклия? Нет, такого не может быть! Это невозможно, ведь у меня только к нему дружеские чувства и больше ничего, ничего.
Я мысленно сопоставляла факты и события, которые должны были доказать, что я не влюблена в своего друга, но все "улики" были против меня. Каждый раз, когда я погружалась в омут воспоминаний, я находила диалоги, встречи с Иракли и только сейчас осознавала новый смысл его слов и своих необъяснённых поступков, которые я считала лишь детским непослушанием жизни, я могу это назвать всем чем угодно, но только не любовью, не любовью… Всё же я отрекалась от такой жизни, от такой правды, и боялась признать её. Нет, я не влюблена, нет…
Развернувшись к Ирке, мне бросилось в глаза пустое место за партой. Я обвела глазами класс и поняла - нет Ираклия. Ирка, увидев меня, вытянула голову и приготовилась внимательно меня слушать. Встретившись с ней взглядами, я сделала вид, что потянулась и развернулась обратно.
Хорошо, что я сидела рядом у окна и могла видеть весь школьный двор. На площадке подростки играли в баскетбол, всмотревшись в их лица я не нашла того кого искала, около клумбы на парапете сидела кампания восьмиклассников весело о чём-то болтая, но и там не было друга. Ещё раз внимательно осмотрев школьный двор я заметила у входа во двор новую фигуру человека. Напрягши зрение, я смогла лишь понять, что это стоит парень, который был одет то ли в тёмно синий плащ, то ли в чёрный. Резко закружилась голова, сердце бешено забилось в висках, причина была не температура, а кое-что другое. Конечно же, я узнала этого парня, узнала незнакомца! Светлые кудри выбивались из капюшона, а холодный взгляд залез прям ко мне в душу, конечно же, это был он! Я впивалась глазами в фигурку незнакомца осознавая, что он полностью идеален.
- Аксёнова Ника! Почему Вы отвлекаетесь? Вместо того, чтобы слушать учителя и разбираться совершенно новой для Вас темой, Вы смотрите в окно уже пол урока…. Не ожидал я от Вас такого. Ну, что ж, возможно я ошибаюсь. Прошу к доске, блесните своими знаниями перед одноклассниками, - сказал учитель.
- Э… Артём Филиппович…
- Нет, нет, не отказывайтесь. Теперь пришло время нести наказание, - я удивлённо посмотрела на учителя. - Кстати, как там зовут вашего друга, которого Вы так оскорбили сегодня утром перед всей школой?
"Любимчик зубрилы" - послышалось от дружка Марины, но я не обратила внимание на столь жестокую и глупую шутку.
- Ираклий - сдержанно ответила я.
-Да, да, Ираклий, жалко, что его нет. Бедный мальчик, он так тяжело переживает сегодняшний позор, что даже на урок не пришёл. Я думаю, он будет рад, если Вы получите двойку, это будет как бы плата за то, что Вы его сегодня утром опозорили перед всей школой. И не забываёте Аксёнова: "За всё в этой жизни придётся платить"- рассуждал Артём Филиппович
Слёзы застелили глаза, и ненависть ко всем переполнила моё сердце. Но я собрала силу в кулак и сделала шаг в сторону доски, бросив взгляд на улицу я заметила, что незнакомец уже исчез. Куда он делся? Осмотрев ещё раз школьную площадку я не нашла ни Ираклия, ни незнакомца.
- Аксёнова, не заставляйте нас ждать,- раздался грубый голос из-за спины.
Я послушно вышла к доске и написала уравнение, которое мне продиктовали. Именно в этот момент я поняла, что Артём Филиппович не имеет никого права так со мной поступать, наказать меня может только Ираклий, только он, потому что именно его я "опозорила".
В классе была тишина и надежда на то, что мне подскажут, сразу же улетучилась. Напишу хоть что-нибудь, решила я. Боль разорвала мою душу, земля стала уходить из-под ног, а сердце вырывалось на свободу, но я впервые не стала противилась организму и полностью отдалась порыву боли и отчаянья, и с горькой улыбкой на лице закрыла глаза….
"Райская музыка" разбила мою внутреннюю тишину и я открыла глаза, осознав, что получу два. Но на моё удивленье вся доска была исписана в неизвестных мне формулах и задачах. Посмотрев на руки, я поняла, что это всё сделала я, потому что пальцы крепко держали мел. Положив его под доску, я увидела на меле слепок моих пальцев, которые, наверное, с силой сжимали его, когда я писала.
- Ничего себе! - выкрикнул кто-то из одноклассников, нарушая мёртвую тишину.
Развернувшись, я увидела удивлённые лица одноклассников и растерянную физиономию учителя. Сев на своё рабочее место я насладилась сладким вкусом победы, и мне было уже совершенно неважно, как это у меня получилось.
После некоторых минут тишины учитель похвалил меня и попросил зайти к нему после уроков.
Конечно же, я всегда отлично училась, но на уроке Алгебры я всех поразила своими знаниями, или чужими заимственными знаниями, но это было уже не важно, совершенно неважно…
Прошло уже несколько уроков, но я всё ещё чувствовала себя очень слабой. На уроках я не сводила глаз со школьного двора, ведь обнаруживала там незнакомца столь неожиданно, как замечала его исчезновение. Я была уверенна, что он оказался здесь совершенно не случайно.
С восьмого урока я отпросилась домой, потому что чувствовала себя с каждой минутой всё хуже и хуже. Направляясь к выходу, я встретила Ирку.
- Эй, ты куда? - окликнула она меня.
- Домой, плохо мне.
- Ник, что случилось? - с тревогой спросила меня Ирка.
- Не знаю, кажется, я заболела.
- Опять? Надеюсь Ираклий здесь не причём, - недоверчиво спросила подруга.
- Я вчера попала под дождь.
- А….
- Послушай, Ир, а ты не видела Ираклия после первого урока? - я взяла за руку подругу и сжала её запястье.
- Нет, ты же знаешь, что я и Ираклий - две несовместимые вещи. - Ирка резко вырвала руку.
- Ну, да, ты права…. Ну, ладно тогда я пойду…
- Стой, - теперь Ирка схватила меня за запястье, и я обернулась. - Так позвони ему, если что-то срочное, - сказала Ирка, пытаясь загладить вину.
- Он не берёт трубку.
- Тогда оставь его в покое. Может, он хочет побыть сам.
- Ты так думаешь?
- Да, - с полной уверенностью ответила подруга.
- Хорошо, пусть побудет сам, может, ты и права.
- Ладно, Ник, пока! Мне уже пора бежать на урок, ты же знаешь, опаздывать нельзя, через минутку звонок, - как бы оправдываясь, сказала Ирка. - Вечером позвоню! - послышалось уже из-за поворота.
- Ага, пока, - сказала я, но она меня уже не слышала.
Около двери я столкнулась с Шалуном, но, не обратив на меня внимания он побежал дальше, так и не заметив, что это была я. Вспомнив, о просьбе учителя, я улыбнулась, но догонять его уже не стала, потому что и так была слаба.
Небо было опять пасмурным, но дождь не предвещался. Погода заставила меня призадуматься, ведь всё-таки дожди и холод, даже зимой, не характерны для Феодосии, а сейчас уже, как третий день стоит такая угрюмая и противная погода, хотя на дворе осень.
Я медленно побрела домой. В ногах снова почувствовалась боль, но я не стала расстраиваться, ведь скоро окажусь дома.
Подул холодный ветер и по телу пробежали мурашки. Застегнув куртку до подбородка и надев капюшон, я огляделась: на улице кроме меня никого не было, где-то в дальнем уголке сердца мне почему-то стало страшно. Бояться нечего, всё хорошо - подумала я.
Интересно, куда же делся Ираклий? Набрав номер друга, который я знала наизусть, я опять услышала, что абонент недоступен. В голову полезли грустные мысли, но сразу же взяв себя в руки, я мысленно уговорила себя думать о приятном. Я думала о том, как хорошо, сейчас родителям на Кубе, наверное, папа уже нашёл себе там друзей и успел их уговорить заняться дайвингом, наверное, он уже под водой, а мама отдыхает в солярии или тратит все деньги, которые она взяла с собой, на кухонные принадлежности. Всё-таки интересно будет посмотреть, как дома родители будут оправдываться перед бабушкой, маминой мамой, что тратили деньги по необходимости, и снова будут обвинять друг друга в ненужных покупках. Вот что, а денег в моей семье хоть отбавляй, но бабушка всегда экономила каждую копейку и считала, что для покупки той или иной вещи нужен очень важные обстоятельства, но мои родители совсем иного мнения о деньгах, я же полностью согласна с бабушкой. Бабуля будет твердить, что ведут они себя, как маленькие дети и поставит меня в пример. "Вот, смотрите, ваша дочь, а ведёт себя лучше вас, не то, что вы, взрослые образованные люди. Господи, когда же вы поумнеете, за что же меня так Бог наказал?" - будет причитать бабушка, из груди вырвался смешок. Моментально радость изменилась на злость, потому что в конце улицы я увидела Марину, которая курила вместе со своими дружками. Мне сейчас не очень хотелось слушать её тупые оскорбления, и я завернула в соседний переулок, избежав встречи с ней. Лучше пойти в обход, чем терпеть унижение, решила я.
Я продолжала медленно идти, но каждый шаг мне давался всё труднее и труднее, потому что уже не было такого весёлого настроения, с помощью которого я так легко забыла про боль. Я остановилась, чтоб немножко передохнуть. И к своему несчастью снова почувствовала холодный взгляд, который несколько дней меня преследовал. Сердце бешено забилось в груди, а земля начала медленно уходить из под ног… Позабыв про страх я смело обернулась, готовая принять удар, и увидела Его. Совсем близко, совсем… Я даже чувствовала прикосновение его тела и свежего дыханья. Ноги приросли к асфальту, но мимолётное желание бежать сразу исчезло, как только я подняла голову. Парень стоял неподвижно и нагло смотрел мне в глаза. Белая кожа отливала серебряными лучами(оттенками) на его кудри, которые изящно лежали на верхней части лица. Серые глаза были наполнены теплотой и лаской, а нежный взгляд без препятствий проникал в моё сердце, но я и не пыталась сопротивляться. Мой внимание приковывали эти пухлые и сладкие губы, которые манили меня и я испытывала нестерпимое искушение, как убийца перед своей очередной жертвой, но я не хотела его убить, я только хотела прильнуть к его губам, только и всего… Неужели это так много? Интересно, а он умеет целоваться? Конечно, же умеет, он ведь такой взрослый… Так стоп, и ещё раз стоп… Я хорошо осознавала, что надо остановится, но сердце, оно требовало идти дальше, настойчиво требовало… Нет, я не остановлюсь, слишком поздно, слишком поздно…
Мысленно также я отметила, что он сейчас намного красивее, чем показался мне в троллейбусе. А ещё незнакомец оказался выше меня на голову, но это не важно, не важно. Боже, какой же он всё-таки красавец!
Его руки обвили мою талию, но заметив испуг в моих глазах они постепенно стали ослабевать. И теперь они даже не касались меня… Я желала его, желала так страстно… Я старалась даже практически не дышать и задерживала на несколько минут воздух, только б не спугнуть это божество, только б чувствовать его тепло, только б он был рядом, только б…. . Он был шедевром Бога, который воплотил в него всё самое лучшее. Я с жадностью смотрела на эту красоту и божество, и не могла понять, как можно быть таким чарующим, нежным и обаятельным одновременно. Неужели ещё есть такие красивые люди? Нет, таких красивых парней я ещё никогда не встречала…..
Отклонив голову в сторону парень закрыл руками глаза. На миг мне показалось, что зрачки его стали, как у кошки… Нет, наверное, всё таки мне показалось. Почувствовалось лёгкое головокружение. Боже, как это меня всё уже достало… Когда же это пройдёт? В голове послышался мужской голос, такой приятный и нежный. «Ника, Ника» - звал меня голос. Оглянувшись по сторонам, я никого не увидела. Кто мог меня звать? Может незнакомец? Нет, это точно не он, я бы увидела. Голос постепенно утихал, а глаза незнакомца снова начинали меня сверлить.
Парень грациозно поднял руку и прикоснулся тёплыми пальцами к моей щеке, он всё ещё не отводил от меня глаз, аккуратно скользнул на вверх и убрал непослушные локоны с лица. От удовольствия и ласки я неохотно закрыла глаза. Пальцы коснулись моих губ и исчезли…. Открыв глаза, я снова оказалась в переулке одна. Лицо всё ещё горело от божественного прикосновения, а боль потихоньку начинала отступать…
599 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!