Личный онлайн дневник «Vрасцвете»

Проблемы? Писать СЮДА.                                       Правила сайта ЗДЕСЬ.

ОБОЖЖЁННЫЕ ВОЙНОЙ 1.1

+1
Голосов: 1
Автор: Вервольф
Опубликовано: 374 дня назад (10 ноября 2017)
Редактировалось: 4 раза — последний 5 ноября 2018
Настроение: ностальгия
Играет: немецкие военные марши
Часть 1. Разведчик
Глава 1.

Мы прибыли в город Л. ранним утром восьмого мая на фуре с контрабандными продуктами, спрятавшись за ящиками с водкой, коробками с сигаретами и кондитерскими изделиями. Машина благополучно пересекла линию разграничения, без особых проблем миновав оба блокпоста — наш и чужой. Сумма денег, выделенная нашим военным командованием, и несколько бутылок спиртного помогли решить все вопросы. Война — войной, а кушать хочется всегда. И коррупцию тоже никто не отменял…
Город Л. сегодня напоминал военный лагерь: сотни солдат и офицеров — ополченцев, казаков, наемников с характерной кавказской или азиатской внешностью, десятки единиц боевой техники прибыли сюда, чтобы принять участие в параде ко «Дню победы» девятого мая — главного праздника тех, против кого мы сейчас воюем. Поэтому наш внешний вид — военная форма враждующей с нами стороны — не должен был привлекать особого внимания.
Мы — диверсионно-разведывательная группа (ДРГ) в составе трех человек: наш командир — капитан «Бард», ставший на время операции есаулом казачьих войск и переодевшийся с этой целью в мундир с золотыми погонами, бутафорными крестами царских времен и наградами самопровозглашенной «республики»; стройный и всегда подтянутый, он действительно напоминал белогвардейского офицера из старых советских фильмов. "Бардом" его прозвали сослуживцы за умение играть на гитаре и петь под неё песни - как свои, так и других поэтов. Невысокий, бородатый сержант «Гном», превратившийся в старшего урядника «христолюбивого казачества». А я — капрал «Вервольф» - переоделся в камуфляж бойца «народного ополчения» с двумя полосками младшего сержанта на погонах.
Свой позывной, который в переводе с немецкого означает: «Оборотень», я получил еще в учебном центре. Во время занятий наш преподаватель — подполковник С. — спросил меня: «Что ты будешь отвечать на допросе, если попадешь в плен?». Я сказал: «Буду читать стихи». Кто-то из курсантов при этом рассмеялся. «Какие стихи?» — изумился С. Тогда я продекламировал стихотворение о партизанах Третьего Рейха, не сложивших оружия и не прекративших борьбу даже после окончания Второй мировой войны, в котором были такие строки:


«…Мы воскреснем из мертвых не ради оваций:
Нас ведет жажда мести за Родины боль!
Не признав поражений и капитуляций,
Продолжает сражаться бесстрашный „Вервольф“…»


После четырех лет ведения боевых действий город Л., оказавшийся во вражеском тылу, сумел кое-как залечить раны войны. Я помню фотографии в Интернете, которые выкладывали жители города в те дни, когда Л. содрогался от артиллерийских обстрелов и грохота танков: поваленные и обугленные деревья, разрушенные или изувеченные дома, воронки от снарядов на клумбах, где раньше росли цветы, покореженные и полностью выгоревшие автомобили… Особенно впечатлил один фотоколлаж, состоящий из двух частей и размещенный Лизеттой на ее страничке в соц.сети: в левой половине — красивое здание медицинского университета, где она училась, каким он был в мирное время, а в правой — тот же корпус «универа», но уже с выбитыми окнами, провалившейся внутрь крышей и многочисленными уродливыми дырами от попавших в него снарядов. И подпись, поразившая меня своим цинизмом: «Узнаёте дело рук своих? Найдите десять отличий!». И еще — много чего, оскорбительного для солдат нашей армии. Тогда я серьезно поссорился с Лизеттой, мы даже загнали друг друга в «черный список», но потом помирились.
Командование нашей разведроты, как я сам считал, ничего не знало о моей подруге, живущей по ту линию фронта, а я не афишировал наше общение в Интернете, но капитан «Бард» как-то подозрительно покосился на меня, когда я сам, добровольно напросился на это задание, узнав, что ДРГ будет направлена в Л.
Я никогда раньше не был в этом городе, но названия некоторых улиц были мне знакомы — из переписки с Лизеттой. К тому же мы внимательно изучили его карту, изданную задолго до начала войны. Выйдя из «зеленки» (лесопосадки), где нас выгрузил водитель фуры с «контрабасом» (контрабандой), мы разделились: капитан «Бард» и сержант «Гном» отправились на осмотр стратегических объектов города, а мне было поручено выяснить местонахождение «Профессора» (так мы условились называть человека, который был главной целью нашей операции). По странному стечению обстоятельств (или на то была воля Судьбы?), «Профессор» преподавал как раз в том университете, где училась Лизетта.
203 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!