Личный онлайн дневник «Vрасцвете»

Проблемы? Писать СЮДА.                                       Правила сайта ЗДЕСЬ.

Спустя «ЭН» лет после референдума 18 марта 2018 года, о возвращении монархии…

-1
Голосов: 1
Автор: Ник
Опубликовано: 587 дней назад (10 марта 2018)
Редактировалось: 1 раз — 10 марта 2018
Усадьба генерал губернатора. Вечер. За широким столом идёт пир.

- Скажите дорогой, граф, как вы решили проблему с интернетом у своих холопов? - спросил хозяин у графа Лизоблюдова.

- Как же ещё ? Выключил!

- У вас не ума не фантазии дорогой граф. Берите пример с великого князя Авшоровского. Взял и впаял крепостным налог на мобильные телефоны. Половина крестьян утопили телефоны в реке а другие принесли свои айпады в фонд строительства нового храма "Василия мракабесного".

Великий князь дымя сигарой отбросил позалоченый планшет на стол и надменно улыбнулся в ответ на комплемент генерала губернатора Мздунова.

- Скажите князь а зачем вам пятый храм в имении?

- Хха! Я же не спрашиваю вас зачем вам с контрабандой из Европы новый набор фалоиметаторов прислали...

- Не смешно князь... - обиделся граф Лизоблюдов.

- Господа предлагаю в покер!

- Может тогда уж в «очко»?! - ехидно улыбается великий князь, глядя с прищуром на графа.

Зашла девушка в одном фартуке гувернантки, собирает пустые бутылки от вискаря и нечаянно роняет на пол нож .

- Ты что [цензура] - размахнулся хозяин на девушку.

Его остановил князь:

- Полно вам, Вадим Борисович кипятиться, поберегите силы…

- А что там упало? – спросил граф.

- Нож... – злобно оглядел прислугу генерал губернатор.

- Ну все ! Значит этот чекист Маньяковский точно придет!

- Так Гришку, мы вообще то сами и позвали! Главное чтобы епископ опять не нагрянул. Эта свинья вечно без приглашения! – нахмурился граф.

- Да, Андрюша, этот боров вечно, все портит. Нет, ну я все понимаю, у всех свои причуды, но когда он начинает под экстази службу вести у меня дома, это уже ни в какие варота… - согласился с графом, генерал губернатор.

- Даже не вспоминайте! А то накличете, служителя церкви «ештвою-аминь»… Маньяковского сегодня уже будет больше чем достаточно для плохого настроения.

- За что вы так не любите князь штабс-капитана ?

- Он гнусный грубиян, и еще он чавкает! – за князя ответил граф Лизоблюдов.

- Да?! За то если бы не он, висели бы мы все на столбах во время восстания Стеньки Навального.

- То же мне великий спаситель российской государственности. Две сотни душ в моем уезде на кол посадил! А за что? Ну сожгли мой Мазерати, так у меня их три! За то налог когда собирать приехал в апреле так за каждого убитого крепостного тоже взял! Я говорю так, ты же их сам укокошил! А он мне, так это было в апреле, а налог мартовский! – возмущался Лизоблюдов.

- Так при чем тут начальник губернской охранки? Законы не он пишет… - справедливо заметил князь.

- Это все проклятая бюрократия ! - вспылил граф Лизоблюдов.

- Вы бы, Андрюсик, по легче о бюрократии Царствия Российского! Не вы ли у нас 5 лет назад, были никому не нужным чиновником на РЖД и без единой крепостной душенки за душой... – раздраженно заметил генерал губернатор.

- Так я трудился как проклятый на благо императора! - обиделся Лизоблюдов.

- Мы все прекрасно знаем дорогой Андрюшка, каким именно местом... – подкалывал графа князь, пуская кольца сигарного дыма.

Хозяин пытаясь остановить конфликт и сменил тему.

- Как ваша дочь в Париже, Дмитрий Карлович? Говорят с отличием закончила академию искусств.

- Да, Лизка моя, молодчина, что есть то есть… - скромно опустив глаза великий князь, стряхнул пепел с сигары.

- А ваш, сын я слышал решил остаться в Лондоне Водим Борисович?

- Давайте не будем о моем сыне…

- Почему же не будем?! Я помню как замазывали его в школе, когда он шарж на Императора всероссийского нарисовал. До сих пор в Ч/К за мной должок весит.

- Князь, я все помню, и доброту вашу не забываю… вырастил на свою голову. Он нынче когда на каникулы из Кембриджа приехал, мне такое заявил… говорит «морда ты, отец эксплуататорская»! И это после всего что я для него сделал!

- Это все влияние западной демократии! Нахватались там! Что МГУ не образование?! – удивился граф.

Генерал губернатор и великий князь, злобно оглядели Лизоблюдова.

- Своих, заведешь, тогда поговорим! – вспылил Мздунов.

- Ха! Заведет он… от Стасика от лакея своего что ли?! – рассмеялся великий князь.

Лизоблюдов попытался вернуть разговор к теме:

- Знаете, я прошлым летом был на своей вилле в Майями, так прям напротив моих окон, весь месяц толпа с плакатами стояла. А на плакатах… мама дорогая! «Феодализм – давно вымер! Вали обратно мумия!», а про Царя Батюшку, что там было… - граф заткнулся с ворожением дикого ужаса на лице.

- И что, вы?

- А что я? Полицию вызвал… те посмеялись и УЕХАЛИ! Нет вы представляете – УЕХАЛИ!

- Мда… у нас бы за такие шуточки, даже дальних родственников овчарками затравили… настоящий беспредел у них там! - сердито заявил великий князь.

- Не понимаю я эти западные ценности. Вот я только в прошлом году в Испании наверное пол миллиона евро потратил, за три дня, во время турне по Европе. Так представляете, меня в Мадриде за неправильную проковку оштрафовали! Ты им все значит заработанное непосильным трудом везешь, тратишь у них там, а они тебе – ШТРАФ! – сказал Мздунов, косо поглядывая на служанку наливающую ему коньяк.

- Вот и я говорю, что у нас страна для людей! Не то что у них! Отсталые они. Совсем запад не тот стал. Кокс туда не ввози, мальчиков тоже… - загрустил граф.

- Кому что, а графу все мальчиков… - звякнув бокалом коньяка о стоящий на столе фужер генерал губернатора, язвил князь.

- А сам то что!? Титул пади не в «Семидневной войне» в Сирии получил!

- Ты, сученок, мой титул не трош! Я под Донецком дважды ранен! В «Семидневную войну», восемь командировок по полгода слетал! Батьке Второму, в подавлении востания белобандеровцев сколько раз помогал! – вскочил на ноги Авшоровский.

- Тоже мне воин… но титул то не за 15 лет выслуги, а за то что герыч в чемодане…

Его оборвал звонок в дверь. Зашел дворецкий: «Ваше сиятельство, кортеж княгини Лженовой и штабс-капитана Маньяковского… » - его доклад был резко прерван, оттолкнувшим его с порога офицером. «Пшол вон дрысня из под ногтя!» - сделал ложный замах на дворецкого штабс-капитан. Дворецкий от страха рухнул на колени.

- Ну, Григорий Константинович, ну что за дикость? И в присутствии дамы… - генерал губернатор натянув притворную улыбку подскочил к княгине и начал целовать ее ручку.

Вскочил с места и граф. Один только князь остался сидеть, дымя сигарой.

- Бухаете богема?! – рявкнул зычным голосом чекист.

- Вискарь без кокса – баксы на ветер… - невозмутимо глядя в потолок отозвался Авшоровский.

- Кх… - шикнул штабс-капитан бросая на стол пакет с белым порошком.

- Проходите, уважаемые… - широким жестом позвал к столу гостей генерал губернатор.

- Гриш, ты чего, не скажешь им?!

- А че говорить то Люська?!

- Ну как чавО? Это же совсем… и не называй меня Люськой! – надула ноздри княгиня Лженова.

- Что то случилось? – удивленно спросил хозяин.

- Да! Почему ваши холопы пускают своих детей, играть на «Ее Величество Императорскую трассу Саратов-Чуркинград»?!

- А что случилось?

- Так наш Гелик сшиб одного пацаненка! Ну скажи им Гришка! – с мольбой толкнула в плече штабс-капитана, дама.

- Да вы что?! И как Гелик?! – сделал удивленные глаза генерал губернатор.

- Весь бампер в кровище! А у меня Гелик, если что, последняя модель до торгового эмбарго! Сейчас такой днем с огнем не найдешь! Во всей губернии такой только у меня и у этого… ну как там эту свинью с первого канала?..

- Я немедленно распоряжусь чтобы отмыли… - засуетился хозяин.

- Еще чего?! Хочешь чтобы твоя челядь мне весь бампер расцарапала?!

- Ну Гришка, не умеешь ты рассказывать! – развеселилась княгиня – Представляете, пока Гришка выковыривал руку пацана из дисков, подбегает мамашка этого самого… как давай верещать, как давай орать! Ее наверное в Мавзолее Путина слышно было, ни то шо в Саратовском «настамнетовском командном училище». Я так смеялась, так смеялась! Думаю, че ты плачешь дура, у тебя их наверное еще штук пять, или даже восемь! А та как бросилась на Гришку! Я прям от страха аж села! Ну Гришка к счастью не растерялся, засандалил в нее из табельного.

- Ну вот зачем ты вот все это рассказываешь, Люська?! Нет времени на эту ерунду! – осадил спутницу чекист.

- В Саратове нет командного училища. В Саратове «Политическое, антилиберально- полицейское Ордена Кадырова, особое училище», если что… - заметил князь.

- Фе! Да какая пес разница!? Мне хоть «ордена Шойгу», хоть «ордена Мизулиной 2й степени», хоть ордена «Мотороллы-первозванного»…

- Ты че дура несешь?! Еще так про мое училище ляпнешь, я тебя! – схватил за локоть девицу штабс-капитан, и начал заламывать.

- Пусти, Гришка! Ну пусти! Ну я больше не буду… - вырвалась княгиня сдвинув брови в обиде.

Все сели, загнали по «дорожке» и начали бухать. Княгиня свалилась с кресла с признаками передоза. Тишину прервал чекист.

- Я вообще по делу…

- Ты опять, Гришка? – нахмурился князь, стряхивая с усов остатки кокса.

- А что такое? Призыв рекрутов через месяц. Один хрен их в Казахстане завалят. Они один хрен списаны считай.

- И что? Пока призыва не было, они мои! - возражал князь.

- Тха! Твои!? Что то раньше я за тобой таких сантиментов не замечал, князь…- подозрительно глянул на Авшоровского штабс-капитан.

- Так раньше эпидемии тифа, в губернии не было. У меня по уездам, по двадцать – тридцать холопов призывного возраста. И это если закрыть глаза что по одному на двор, от призыва нужно освобождать! И срочка теперь не то что раньше, пятилетка + два года, для подъемных, а десять, и хрен а не подъемные. Раньше они на дембель приезжали хоть женится могли, а теперь? Теперь, из императорской казны, даже за медали не выплачивают. А тебе – оторви и выкинь! У меня вообще то мобилизационный план, по уездам! Это ты там сидишь у себя, в охранке, интеллигенцию дубиной мочешь, тебе хоть потоп. А ко мне проверки, да статисты. Я скоро по миру пойду всем отстегивать!

- Ты не сцы! С пятым пунктом, о воинской обязанности, я как ни будь сам разберусь, а ты мне ну хотя бы сотку хлопцев, да покрепче, подбери.

- Хм… у вас что в охранке кадровый голод? – оборзев от кокса спросил граф.

- Ты, что граф, совсем умом поехал?! У меня с первого класса церковно-приходской школы родители детей в очередь ставят, для попадания в карательный корпус! В мое ведомство так вообще, с таблицей умножения и то не попадешь. Предлагал тут мне один: «Я избу продам! Ладу – залажу! Возьми сына в Особое! Я..." - говорит: " еще в Панамскую, орден получил! Да я все за царя!» - открывает пальто а там иконостас, начиная от «За Крым» до «Пятнадцатая битва за Алепо», старый старый такой и молит меня и молит, ну сами знаете как холопы умеют это.

- Знаю знаю… ко мне тут пришла одна. Я тогда правда пол генерал губернаторства уволил, как она прошла ко мне на прием до сих пор не пойму. Так вот, «Верни барин, сыночка!» - это мне и «БА-А-АРИН», нет ну ладно бы еще ваше высокоблагородие, а то БАРИН… Короче уделали ее сыну в Казахстане ноги, казахские-фашисты. Ну оторвало короче. Он в Омске в госпитале лежал. И эта бы дура в жизни бы не узнала если бы его сослуживец не демобилизовался. В общем, из всероссийских победоносных сил его уволили, разумеется – нах он нужен там без ножек, и доехать он домой не может. Она мне раз не в армии значит опять уездный – еще орет на меня. А я ей так он по демобилизации в комендатуре не отметился, значит не уездный.

- Так пусть бы пешком домой шел… - влезла в рассказ княгиня.

- Че несешь, Люська?! Он же без ног? – лениво перебил Лженовскую, штабс-капитан, глядя в зеркало пытался поймать щипчиками седой волос в усах.

- Не называй меня Люськой! А где этот Омск? Это же не из Милана наверное идти…

- Люськ, заткнись. Дай дослушать… - Маньяковский оторвался от зеркала и сердито посмотрел на княгиню.

- Ну так че там баба та? – торопил князь.

- Ну так вот… Она значит, как же он отметится в уездной комендатуре если он в Омске?! И слезами короче пытается явно утопить своего генерала губернатора.

- Ну так и вызвал бы охрану, приклеил бы ей покушение – делов то куча. А за претензии к Всероссийскому Законодательству, вообще можно 282ю п.5, п.п 15, присобачить, а там с конфискацией. – снова не отрываясь от зеркала добавил штабс-капитан.
- Так вот, я ей объяснял объяснял, что отправкой и призывом занимается сугубо настамнетовское министерство. И что я вообще закон нарушу если губернские средства задействую для доставки домой служивого. И вообще на кой он мне нужен в губернии без ног? Та мне снова «БАРИН, что мне делать?!» - ну я тут конечно не выдержал, что я не человек, что ли?! Говорю ладно – подписывай семью на заем. Ну мол чтобы вопросов не было за чей счет, за чей расчет, калеку на поезд посадили.

- Ну и су..а же ты, Вадим! Га-га-га-га! – заржал Маньяковский – Это же надо!? Это первая крепостная семья в Губернии добровольно подписавшаяся под заем! – Гришка схватился за живот.

- В губернии?! Обижаете штабс-капитан… в Империи! Пол года ко мне потом приезжали опыт перенимать… Ну в общем, послал я за героем-земляком. Еще и не плацкарту выбил, а купе! Но в Омске оказалось, что солдатик – помер. То ли от голодухи то ли местные воспитанники гимназии шутки ради его собаками затравили, в общем не ясно, ясно что помер.

- А что заем? – спросил князь.

- А что «заем»?

- Ну разве, мамашка не пришла когда все узнала требовать отписаться от займа?

- Не знаю. Я же как узнал что солдатик – помер, так велел чтоб не пускали ее ко мне.

- Хитер…

- Помилуйте князь. Я что из своего кармана должен солдат из армии возить? Их тысячи, а я один.

- Ну хватит уже! «займы», «собаки», «оторвали ноги», «мамаше»! Давайте князь, все же о деле поговорим… хлопнул ладонью по столу штабс-капитан.

- Не знаю… надо подумать… - погладил рукой бороду князь, глубоко задумавшись.

- А что такое, Григорий Константинович, если не к себе то куда? – полюбопытствовал генерал губернатор.

- Это просто идея на миллион! В Сомали, нужны бойцы. А у моего шурина, в ЧВК после ликвидации Сибирских партизан, потери такие, что… короче бабки можно просрать бешеные.

- Так своих пошли!

- Ага… ты вот вроде умный князь, а дурак. Огнестрелы я тебе как списывать буду?

- Скажи что накрыл ячейку Стеньки Навального. А у них там, и АК и РПГ… ну что мне тебя учить?

- Ха-ха! А ты знаешь сколько надо будет отчетов строчить?

- Ладно, сколько предлагаешь?

- 5%.

- ЧТООО?! Иди ты ка со своими 5%!

- Эх не уважаешь ты меня князь, ох зря не уважаешь…

- А ты мне зубы свои не показывай. Я только один звонок… - нахмурил бровь Авшоровский.

- Ну ладно ладно. Давай 10!?

- Пф… - усмехнулся князь.

- Да ты спятил?! Они через месяц вообще будут стоить дешевле чем банка кильки из Прибалтики!

- Пардон, штабс-капитан! – влез хозяин – дешевле чем Ростовская банка шпрот!

- Вот именно! Вот именно!

- Надо подумать…

- А что тут думать?! Это как право «первой ночи». Закон дает такое право, тебе как аристократу?! Дает! Так почему ты не должен пользоваться достижениями нашей великой империи?!

- Ну да, странно было бы… но тут другое. Ты ж их всех угробишь. Я же тебя знаю. Я что сыну оставлю?

- Х..йню не неси! Твой сын давно топ менеджер в Форде! И дочь я смотрю, рвется стать этим как его … Малевичем… А то я их не знаю, не хотят они назад! У меня два, один в НХЛ, другой, в Гарварде. Меня что за одного что за другого чуть без погон не оставили! Нет… о великой России они совсем не заботятся! На дела отцов своих наплевали… Так что расслабься князь, после нас тут пустыня останется. И х..й бы с ним.

- Дело говорит, капитан. – согласился генерал губернатор – не благодарные они. Не понимают нас, мы же все только для них, всю душу и нервы а они... детки наши детки… – грустно кивал головой хозяин.

- Ладно. Пятьдесят душ дам.

- Но…

- Ищи где хочешь больше не дам! Посевную мне сорвать хочешь?! Я если что на свои деньги их на курсы комбайнеров отправлял!

- Ага, рассказывай давай! Там наверное все уезды почки сдали, чтобы их научили работать на комбайне.

- Что там про почки? – зевая спросил граф.

- Да так о своем… - ответил князь.

- Кстати. О наболевшем. Так сказать по дружески, посоветуйте, что делать в губернии с браконьерской вырубкой леса? – протирая пенсне спросил генерал губернатор.

- Отрубай руки… - не думая ответил штабс-капитан.

- Так, веся губерния рубит… вы что же Георгий Константинович, хотите чтобы я прослыл «управляющий безрукой губернии»? - задумался Мздунов.

- Газ им проведи… - с неохотой вставил князь.

- Может еще и канализацию протащить с водопроводом по всей губернии?!

- А что? Представьте, на всю империю губерния с газом и водопроводом!

- Может мне еще и на зарплату жить?

- Вадим Борисович, руби руки! – выпустил струю дыма князь, и расхохотался.

- А серьезно? У меня действительно, настоящий аврал… Ревизор, с самой столицы едет.

- Можно его грохнуть! – намазывая черную икру на булку предложил Маньяковский.

- Вот вы все шутите…

- А вы Вадим Борисович, введите налог на дым из трубы… – потирая покрасневший от кокса нос выдал невзначай граф Лизоблюдов.

- Так, так, так… идея конечно хорошая, но у нас вообще то не Краснодарская губерния…

- И что?

- Замерзнут…

- Ну вы же у нас вчесали в том году налог на клубнику. Теперь в губернии вся клубника завозная. – потушил сигару в пепельницу князь Авшоровский.

- Хм… я подумаю.

На огромном экране на всю стену появился имперский герб – коронованный орел в центре пятиконечной звезды. Заиграл гимн. Вся компания вскочила на ноги и начала петь «боже царя храни, Владимира Третьего, императора Чечни и всея Руси». Даже полумертвое тело княгине Лженовой подняло вверх руку с пола и пробормотало: «Мальчики я с вами…». После гимна все перекрестились. Чего чего а патриотизма у этой компании было хоть отбавляй – знали кому обязаны крепостными душами и вилами на Лазурном берегу. Сев за стол, через стобаксовые трубки, господа закинулись еще кокса. Штабс-капитан, высыпал порцию княгине ей на голову, глядя блестящим плывущим взглядом на то, как белый порошок медленно сыпется на ее прическу.

- И так господа – хозяин вскочив с места хлопнул в ладоши, и начал их потирать - Прошу всех в подвал!

Штабс-капитан, с трудом поднялся и начал пихать ногой, княгиню:

- Люська, вставай курва! Потом будешь говорить что тебя не позвали!

- Гришка, дорогой позвони мужу, скажи что я сегодня у тебя… - не отрывая головы от пола сообщила княгиня.

- Сама звони! Вставай давай!

- Ща… еще пять минуточек… и я не Люська! Я Люцефера…

Граф, пополз на четвереньках за генерал губернатором который начал спускаться в низ по лестнице.

- Вадим Борисович, что там, опять старух нагнал? – с неохотой поднялся с кресла князь.

- Ну что вы, ваше превосходительство? Самой старшенькой четырнадцать. Но поверьте ей даже накрашенной столько не дашь.

- Ну ладно, поглядим.
360 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!