Личный онлайн дневник «Vрасцвете»

Проблемы? Писать СЮДА.                                       Правила сайта ЗДЕСЬ.

Особо опасен! (Ю. Иванов)

+2
Голосов: 2
Автор: KarpOFF
Опубликовано: 3033 дня назад ( 3 февраля 2014)
Блог: Лето..
Особо опасен
(рассказ-быль моего нового времени)


Грузин Автандил из Череповца был очень разговорчивым и обаятельным мужчиной. Но что-то в нем было не то. Я это сразу подметил и отказал ему в разрешении на совершение лизинговой сделки.
Канюча у меня подпись, он ненароком завладел моей подарочной ручкой и, между делом, сломал ее. Как у него это получилось - неведомо, ручка была от «Паркера», стальная. Прижимая руки к груди, он истово поклялся купить мне две таких же, но не купил.
Поняв, что со мной каши не сваришь, он зашел с другой стороны. Обаял нашу сочную секретаршу Люсю и прорвался к генеральному. Сверкая улыбкой и выдавая по сто громких слов в минуту, здоровенный Автандил насел на него так, что рекламный хрустальный глобус на директорском столе закачался, хлопнулся на пол и разлетелся на куски. Наш директор на земле стоял нетвердо, был задумчив и постоянно летал в эмпиреях и новых проектах. Ощутив такой напор, он немедленно согласился на всё, только для того, чтобы Автандила больше не видеть.
Радостный грузин, выбежав из офиса, станцевал джигу, вскочил на свою «Газель», подал назад и немедленно протаранил новый директорский «Лексус» под окном, расколотив задний фонарь.
Генеральному вновь пришлось увидеться с Автандилом. На лице уроженца горного аула была искренняя печаль. Изливаясь в покаяниях, он затараторил уже с большей скоростью, обещая все исправить и, даже начал собирать красные стеклышки с асфальта и приставлять их обратно. Директор скрипнул зубами, улыбнулся и пробормотал: «Ладно, ладно. Ничего, ничего. С кем не бывает…». Он проработал в транспорте всю жизнь, был человеком интеллигентным и исповедовал модную европейскую веру в торжество толерантности, политкорректности и терпимости к национальным меньшинствам.
Через три дня наш череповецкий клиент забирал два лизинговых автобуса со стоянки. Первый вышел с базы нормально, а второй нет. Его пилотировал сам Автандил. Он как-то легко и естественно сшиб новые, недавно сваренные, евро-ворота с логотипом компании, разбив на автобусе радиатор и правую фару. Директору доложили. Выслушав главного инженера, он уже не улыбался, а нервно прохрюкал в стол: «Ничего…Ворота переварить, а этот… Пусть, быстрее валит в свой Череповец!» И с тоской добавил: «На хрен!». В последних словах ощущался неподдельный испуг и полное отсутствие политкорректности. Он желал поскорее забыть о нем, как о страшном сне.
Но Автандил ничего не забывал и добро помнил. Через неделю грузин ввалился в приемную с тремя пятилитровыми бутылями, наполненными жидкостью красно-розового цвета, в которых что-то опасно побуркивало.
- Подарок! Молодое кахэтинское вино, только что из Грузии. Вах! Шеф будет так рад, так рад. Это сюрприз! - приговаривал он, причмокивая полными губами и, приподнимая палец вверх, - Люся! Это кон-тра-банда!!! Три дня по горам везли.
От секретарши год назад ушел муж и нынче она была, мягко говоря, сексуально неадекватна. Люся млела от Автандиловых губ и отказывать крупным напористым мужчинам, тем более обаятельным грузинам, не умела. Директор куда-то уехал и они вдвоем, как заговорщики, затащили эти бутыли к нему в кабинет и спрятали в тумбочку стеллажа, где хранилось все директорское подарочное спиртное - дорогие коньяки, виски, текила и ром.
- Люсенька, ты только ему все передай! Пусть он порадуется! - и Автандил растаял в выхлопном дыму.
К вечеру, вымотанный бюрократией, директор вернулся из департамента. Там обсуждалась проблема терроризма. Разговаривая с кем-то по телефону, он озабоченно проскочил в кабинет.
- Да, да, да!!! Мы все понимаем, меры антитеррористической безопасности на наших объектах уже усилены…
Люся забегалась и совсем забыла про сюрприз из Грузии.
Через пять минут в кабинете раздался взрыв. Содрогнулась тонкая перегородка, зазвенело стекло и чем-то резко запахло. Люся вскочила на ноги и завизжала. Народ бросился в приемную. Она стояла ни жива - ни мертва и пальцем показывала на дверь.
Ворвавшись в кабинет, спасательная команда увидела жуткий ролик из фильма «Техасская резня бензопилой». Все было в крови - стены, пол, компьютер, бумаги на столе. Посреди всего этого кровавого шабаша, в когда-то белой рубашке, стоял залитый кровью генеральный директор и истерично икал.
Но самое удивительное, что кровяной поток почему-то изливался не из ран на теле босса, а из распахнутой настежь тумбочки с сорванной полкой и грудой разбитых бутылок с ценным алкоголем. Кабинет источал такое волшебное амбре, что ноздри менеджеров зашевелились сами собой.
Кровавый, но совершенно невредимый директор изумленно уставился туда и заорал: «Люся?!!! Это что?!». Остолбеневшую секретаршу остро пронзила догадка об истинных причинах этого взрыва. Он затрясла головой и проблеяла: «Это А-а-автандил Михайлович молодое вино привез…».
Знакомое, доброе лицо шефа от этих слов перекосило так, что она решила: «Убьет!» и резво рванула по коридору вон на внеплановый больничный. В стену, там где она только что стояла, с остервенением врезался липкий журнал «Эксперт».
Пришлось увести директора в свой кабинет и долго отпаивать водкой. Уже не по-европейски, по-нашему. Даже после пятой дозы руки его все еще продолжали трястись и, опрокидывая очередную рюмку, он всё повторял: «Сука, а… Вот же, сука!» и неполиткорректно добавлял нелестные эпитеты в адрес грузинского народа и, ни в чем не повинных, жителей русского города Череповца.
Фото улыбающегося Автандила, выглядывавшее из окна разбитого автобуса, было роздано охране под роспись. Внизу стояло предупреждение - «Террорист! Особо опасен!».
Автандил, пытаясь загладить вину, приезжал еще не раз, но бдительные вахтерши ложились на пороге, грозясь милицией, и он отступал. Он искренне страдал, желая искупить свой грех. Его понурая «Газель» неоднократно была замечена на подступах к фирме. Высланные в разведку менеджеры, рассмотрели в ее кузове какие-то бочки.
704 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!